Всё внимание — детям. Понимать это выражение можно по-разному, как и по разным поводам вообще обращать внимание на проблемы, существующие вокруг воспитания подрастающего поколения, его социализации, взаимоотношений со сверстниками и родителями. Ульяновский инцидент снова подхлестнул интерес к этим вопросам на всех уровнях власти, вплоть до федеральной. Заговорили о том и в обществе.
Повод — громкая «поимка» несовершеннолетнего, сбежавшего из социально-реабилитационного центра. Причина для побега оглашалась в описании к видео, размещённого в открытом доступе — якобы ребёнок подвергается физическому насилию со стороны персонала учреждения.

Я никуда не пойду! Я никуда не пойду! Я никуда не пойду!

Кадры, вновь выведшие Ульяновск в рейтинг федеральных телеканалов. Со стороны — совершенно дикая история: двое мужчин удерживают мальчика от силы лет 10-ти. Вокруг — жители дома, во дворе которого разворачивается действие. Эмоции выплёскиваются через край, страсти накаляются.

Этот маленький ребёнок замучил нас бегать! А мы за ним! Да потому что ты пьяница!

Лидия
ЖИТЕЛЬ ДОМА №103 ПО УЛИЦЕ ЕФРЕМОВА
Я выбежала — два мужика. Смотрю — ребёнка они вот так скрутили, Это ужас был! Ужас! Ну тут народ у нас сбежался, мы стали ругаться. Они говорят: он это, из детдома убежал… Агрессивно, как будто они не специалисты, а украсть ребёнка хотят. Вот такого вида. Прям вот такого вида!

То, что сперва показалось киднепингом, то есть похищением ребёнка, на деле оказалось попыткой сотрудников реабилитационного центра вернуть на определённое законом место своего подопечного. Мать мальчика лишена родительских прав — неоднократно задерживалась в состоянии алкогольного опьянения — соответствующие материалы есть и в полиции и у органов опеки. С 2016-го, если верить её словам, спиртного не употребляет, пытается вернуть сына в семью.

Оксана
МАТЬ МАЛЬЧИКА
Я уже два суда проиграла. С этой Соколовой бороться невозможно. Я сейчас до Москвы дошла. Вот это видео, он вчера убежал, соседи свидетели. Вы можете опросить всех соседей: его заламывали, у него, наверное, руки все синие.

Ирина Соколова — директор «открытого дома» — так называется этот социально-реабилитационный центр. В своих правах уверена на все 100, в действиях своих сотрудников — тоже.

Ирина СОКОЛОВА
ДИРЕКТОР СОЦИАЛЬНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ЦЕНТРА ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ «ОТКРЫТЫЙ ДОМ»
Вы видели — ребёнок истерит. Сидит он на руках у нашего педагога-психолога. Это наш сотрудник. Который в этот момент ещё пытался каким-то образом ребёнка успокоить. Плюс, ко всему прочему, что бы не допустить дальнейшего его движения в сторону, потому что он мог куда-то ещё побежать (его всё-равно же нужно вернуть в учреждение), он просто сидел на коленях.

Андрей СИБРЯЕВ
ПЕДАГОГ-ПСИХОЛОГ СОЦИАЛЬНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ЦЕНТРА ДЛЯ НЕСОВЕРШЕНОЛЕТНИХ «ОТКРЫТЫЙ ДОМ»
Нас окружили, не давали пройти к машине. Я мальчика посадил на колени, пытался успокоить. Но там жильцы ещё нагнетали обстановку, кричали, ребёнку от этого ещё хуже становилось, потому что он вообще начал истерить.

В правомочности действий сотрудников сегодня разбираются следователи. Региональный следком заинтересовался не только историями с побегами несовершеннолетнего подопечного центра (мальчик уходит от воспитателей уже во второй раз), но и отношением внутри коллектива, прежде всего к воспитанникам. Одной из первых, разбираясь в этой запутанной истории, следователи опросили мать ребёнка.

Александр СОРОКИН
СТАРШИЙ ПОМОЩНИК РУКОВОДИТЕЛЯ СУ СК РФ ПО УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Женщина пояснила, со слов сына, что находясь в реабилитационном учреждении в отношении его применялось насилие. В настоящее время проводятся проверочные мероприятия. Опрошен персонал детского дома, воспитанники, назначены необходимые судебно-медицинские исследования.

Татьяна БОГОНЮК
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА ДЕПАРТАМЕНТА МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ПО ГОРОДУ УЛЬЯНОВСКУ
На сегодняшний день Министерством здравоохранения, психологами, всеми, проводится проверка по факту того, что ребёнок самовольно ушёл из учреждения.

Традиционно, как это бывает в таких случаях, проверку проводят все ответственные инстанции. Если в ходе неё вскроются какие-либо порочащие или нелицеприятные факты, это станет причиной пристального внимания к их фигурантам компетентных органов. Но Ирина Соколова уверена — такого не произойдёт. Что же касается инцидента, инициировавшего предание этой истории широкой огласке, директор центра с пониманием относится к естественной, человеческой реакции людей.

Ирина СОКОЛОВА
ДИРЕКТОР СОЦИАЛЬНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ЦЕНТРА ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ «ОТКРЫТЫЙ ДОМ»
Но реакцию жильцов можно понять. И даже Спасибо! Даже можно сказать спасибо, что есть такие люди! Другой бы просидел дома: ну орёт там кто-то и пусть орёт. Реакция жильцов, в принципе, вполне понятна.

Окончательную точку в этой истории ставить пока рано. Взрослые участники конфликта — мать мальчика и руководство центра хоть и находятся на взвинченных эмоциях, стараются все-таки оперировать фактами (истолковывая их каждый по-своему), а апеллировать — к букве и духу закона. «открытый дом» — один из сотен аналогичных центров по всей стране и это в конечном итоге не тюрьма и не колония, дети не обязаны находится там всю свою жизнь. Вариант вернуть ребёнка возможен при соблюдении всех установленных законом нормативов и процедур.


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*