Потолки падают на голову! полы проваливаются под ногами. Принудительный душ во время дождя и контактный зоопарк поневоле — от комаров, мух и ползучих насекомых до мышей, крыс, жаб и змей: условиям такого выживания позавидовали бы продюсеры телешоу в стиле «последний герой».

Всё вышесказанное относится к обычному двухэтажному дому в посёлке имени Карамзина. Известный своей клиникой для душевнобольных в этой точке он как квинтэссенция безумия и равнодушия. В черте города, но вдалеке от комфорта.


Евгений ЛУКОВКИН
КОРРЕСПОНДЕНТ
В третий раз мы снимаем этот дом, номер 10 по улице Центральная в посёлке имени Карамзина. На этот раз чиновники кажется перешли границы дозволенного: в адрес одного из жильцов этого дома пришло письмо от жилищной инспекции с проверкой акта состояния здания, на котором стоит подпись другой жительницы этого дома, однако женщина уверяет: она эту подпись на документе не оставляла.

Дом, который чиновники определяют как пригодный под капремонт, а сами жильцы категорически (руководствуясь ощущениями скорой беды) просят расселить, ибо ремонтировать нечего — в сердцах говорят местные старожилы. С грехом пополам здесь живёт несколько семей, в том числе с детьми, которым вряд ли нравится обитать в таком коммунальном дурдоме. И если в квартирах героические защитники прав на человеческие условия проживания ещё умудряются поддерживать в порядке, то общекоммунальное имущество трещит по швам, сыпется с потолка, проваливается под ногами и миазмами душит всё вокруг.

— Дышим! Все эти испарения! У меня детей трое. Вот: первый, второй, и третий. На лекарства постоянно деньги тратим. Вот, пожалуйста. Два наших окна. Трещины. Дует нереально! Холодно! Плесень – все идет к нам.

«Третий раз закинул он невод» — это про наш приезд. О проблемах 10-го дома на Центральной в этом посёлке мы уже говорили дважды, причём второй раз попали сюда как-раз после памятного июльского потопа. Вода в подвале, понятное дело, крепости 60-ти летнему строению не прибавила. По стенам пошли трещины, по подъездам — плесень. Досталось и верхним квартирам: крыша-решето небесную влагу пропускает запросто, заставляя плакать. За всё: за потраченные деньги, за то, что брошены и никому не нужны, за то, что бессильны подлатать всё самостоятельно.

Галина ЗАХАРОВА
ЖИТЕЛЬ ДОМА №10 ПО УЛИЦЕ ЦЕНТРАЛЬНАЯ
Крыша худая вся. Дождик идёт и я выливаю день и ночь эти вёдра.

Людмила УЛЬЯНОВА
ЖИТЕЛЬ ДОМА №10 ПО УЛИЦЕ ЦЕНТРАЛЬНАЯ
Входная, межкомнатная и арку на кухню. И ни одна не закрывается? Ну, акра-то не должна закрываться… Не закрывается. Перекосило всё. Я вызывала мастера, он что-то поделал, сейчас более-менее. Толкать надо.

Мы попали в посёлок в день психического здоровья. Символично: находясь в трезвом уме и твёрдой памяти Людмила Алдухова прибывает в шоке: она оказывается согласна с выводами комиссии, которая прочит дом в программу капремонта. Женщина показывает письмо из горадминистрации, приложением к которому — акт, а в нём — чёрным по белому — подпись.

Людмила АЛДУХОВА
ЖИТЕЛЬ ДОМА №10 ПО УЛИЦЕ ЦЕНТРАЛЬНАЯ
Якобы они подошли ко мне с актом определения дома, то, что наш дом в хорошем состоянии, и я, якобы, поставила подпись. Но я не видела никого и мою подпись не знаю откуда взяли и поделали. Можно прямо так сказать.

Кстати, в акте отмечено: что потолочные перекрытия в доме из плит. Удивительное дело, но на чердаке, кроме межкомнатных перегородок из кирпича иного материала как дерево не просматривается. Полы и потолки — деревянные, обшиты дранкой и зашпатлёваны. Откуда плиты? — спросите вы. А откуда подпись? Кажется вопросы здесь пора задавать компетентным органам.

 

Евгений Луковкин, Александр Кудряшов, Репортёр73

 


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*