Радомский плацдарм на польской реке Пилица, 14 января 1945 года и одновременно — Бутырский мост, Сенгилеевский залив, 18 февраля 2018-го — всё смешалось в этот день в этом месте: события, даты, солдаты враждующих сторон и мирное население. И в то же время, всё чётко разделено, распланировано, размеренно: так в городе на Волге отдали дань памяти своему земляку, герою Советского Союза Николаю Вербину, одному из сотен участников того самого прорыва и удержания Радомского плацдарма, за сотни километров от своей земли.

Андрей МАКСИМОВ
Мы хотим реконструировать подвиг Вербина Николая Николаевича. Он был директором первой школы сенгилеевской. Я кстати у него учился последние два года перед его смертью. Там был Радомский плацдарм и у него наградной лист по Радомскому плацдарму. Они брали штурмом укрепрайон на реке Пилица. Ну, это фактически прямая дорога до Германии. И он и взяли его и какое-то время удерживали до прихода основных частей. То есть они стояли насмерть там.

Сергей АЛЕКСАНДРОВ
У всех это здесь личное хобби. Кто-то водитель, кто-то директор какой-то фирмы, кто-то адвокат… разных профессий. Здесь мы встречаемся, общаемся с друзьями.

Посчитать всех реконструкторов в России — дело неблагодарное и даже скорее гиблое: во-первых их наберётся минимум на приличную дивизиюбуквально на каждую мало-мальски значимую эпоху, во-вторых: с годами ручек тех, кому не безразличная своя история и подвиги предков не иссякает, напротив, превращаясь в бурный поток. Он увлекает и тащит всех: историков и медиков, сторожей и плотников, менеджеров и бизнесменов по выверенному течению: отчасти времени вспять, отчасти времени вопреки, но главное — в будущее, где нет места повторению всех ужасов самой страшной и кровавой человеческой бойне — второй мировой.

Владимир ЛУКЬЯНОВ
Не знаю, сейчас общество находится в таком состоянии волнующем, потому что везде давят «левые» силы — хотят переоценить итоги Второй Мировой Войны. Дело в том, что сейчас много людей заняты благосостоянием лично себя, а для общества мало кто старается. Мы же проводим эти мероприятия и заняты в этих мероприятиях не ради благосостояния, а для населения, для общества, для нашей отчизны. Чтобы вспомнили дедов, которые погибли ради того, чтобы мы спокойно могли высказывать свою точку зрения, жить на нашей земле.

Андрей МАКСИМОВ
Посмотрите сейчас на молодёжь: она чем занимается? Да ничем фактически. Вот в моё время были клубы какие-то детские. Картинги, самолёты запускали. А сейчас что? Сейчас же нету ничего! Так пусть они лучше здесь будут, с нами, чем где-то шляться по улице, правильно?

Михаил СОФОНОВ
Хотелось бы отдать дань прошлому, дань уважения памяти. Если дети нынешние будут отличать форму красноармейца от формы германских солдат — это уже хорошо, значит мы уже хотя бы что-то сделали. Постреляем, пошумим, как говорится, покричим и погорим, придётся даже геройски умереть, но, тем не менее… Автомобиль старенький, а всё-таки бои будут 44 года, придётся… ну вот, видите — всё по настоящему.

В реконструкции всё как в настоящем сражении: есть конкретная местность, конкретное событие, конкретные задачи у противоборствующих сторон. И конечно, как и в реальности, сама битва, как ни крути, как правило в разы скоротечнее подготовки к ней. И здесь, в отличии от реальности не «свой своему поневоле брат», а русский и немец с одной стороны. «Товарищи фашисты, помогите миномёт дотащить на позицию» — вполне адекватная шутка в предбоевой обстановке.

Сергей АЛЕКСАНДРОВ
С немцами всегда было тяжело. Но это… как вам сказать… Партия приказала: «будешь немцем!» — будешь немцем. У нас непосредственно нет никакой неприязни. Это наши товарищи. Здесь — это наши друзья, а там они будут нашими врагами.

Сергей ТЕЛЕГИН
Мы постоянно меняем форму: сегодня я в немецкой, а был в советской. нет такого, что бы приверженцем быть вермахта, сс. Это просто игра, зрителю нужно показать какой трудной была победа. Мы когда играем врага, мы эту роль проигрываем, чтобы не как в фильмах, что немцы были глупые, а показать, что это был достойный серьёзный противник и показать с каким трудом наши деды их победили.

Андрей МАКСИМОВ
Надо, я думаю, надо всё-таки нашу победу не забывать. Нашу советскую победу! Хоть я сейчас и в немецкой форме. Приходится, так как немцев всегда бывает мало у нас, никто не хочет быть врагом. Кстати, спасибо большое-большое ребятам, которые приехали в немецкой форме, пересилив себя они её надели, потому что война фактически каждого коснулась: у кого-то дед, у кого-то прадед воевал или в тылу работал, чтобы перебить хребет этой фашистской гадине.

«Нет в России семьи такой, где не памятен был свой герой» — тому, кто создавал эти строки, не нужно было обращаться в поисках музы к учебнику, учёным трактатам, рефлексировать: «а дейстительно ли это правда?». Правда. И даже по прошествии стольких лет практически у каждого участника реконструкции есть о огненных сороковых своя история, в которой свои герои.

Виктор ТАРАСОВ
Молодым показать, как наши деды воевали и отцы воевали. Кстати, у меня отец тоже воевал. И мать тоже воевала. Вот я и решил то же самое, показать, что они делали.

Михаил СОФОНОВ
Мой дедушка, Душнев Михаил Ильич, он прошёл всю войну, даже три войны. Я делаю это для того, чтобы наши будущие поколения, наши дети, умели отличать, знали, что была такая страшная война. Наша задача сделать так, что бы они не допустили такого же повторения.

Около ста человек, больше 20 клубов из Казани, Самары, Набережных Челнов, Димитровграда, Тольятти, Ульяновска и Ульяновской области. В движении уже образовывается семейственность и приемственность покалений. Когда оба родителя реконструкторы, невольно задаёшь ребёнку вопрос: и кто же оказался «заводилой»?

Варвара МИХАЙЛОВА
Папа. Он самый первый начал, потом мама, потом я. Мы были в Крыму, в Казани, в Тольятти, в Димитровграде. Недавно, перед этой реконструкцией, мы были в Казани, а скоро поедем в Ивановский детский дом.  Мне интересно, потому что в пятом классе у нас будет история и я хорошо буду историю знать. И вообще это интересно.

Александр МИХАЙЛОВ
Ну, как-то захотела: » я тоже хочу». Ну, поехали. Стали думать: во что одевать? Нашли маленькие комплектики, сначала под партизан выходила, сейчас вот под мирного жителя, которые были на оккупированных территориях, не на оккупированных. Ребёнок войны. С 2012 или 13 года примерно. Начинал с Рабоче-Крестьянской Красной Армии, но потом, по количеству выездов на мероприятия стало понятно: бойцов Красной Армии очень много, а вот «тёмно стороны» не хватает, причём катастрофически. В результате что мы показываем: что 80 бойцов РККА не могут в три атаки преодолеть семерых немчиков? Неправильно мы показываем. Должны быть обратные примеры: либо Красная Армия противостояла «машине» немцев, которая наступала, ну либо оборонялась но в том преимуществе, что их, на мой взгляд должно быть меньше.

В любом случае, сколько бы врага на поле боя не было, он в конце-концов оказывается разбит, деморализован, частично уничтожен, а частично — пленён, ибо «кто к нам с мечом придёт, тот…». Так что зря кричали немцы о «величии нации», не по тому пути повернула тогда Германия. И каждый сегодня должен знать и помнить — чем это закончилось. Чтобы не повторять ошибок.


Category:

Репортаж

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*