Семья Гусевых, 13 сентября 2017 года оставшаяся буквально без ничего из-за алкоголика, устроившего пожар, в отчаянии. В пожаре, произошедшем в переулке Студенческом в Засвияжье, сгорело все имущество и частично – документы. Чиновники разных уровней отреагировали молниеносно: обещания сыпались, как из рога изобилия. Гусевы составляли списки нужного для жизни, готовили различные документы, ходили по инстанциям. Однако дальше обещаний дело не шло. Единственная надежда, которая еще осталась у погорельцев – президент Путин.

Гусевы получили тогда 96 тысяч на семью, но сразу же вынуждены были потратить их на расчистку пожарища. Администрация выделить технику не смогла.

Ирина ГУСЕВА
— Осень на носу! Куда же деваться? Ни денег нет, ничего нет! А жить-то где-то надо! На улице мы не проживем! Я ездила за техникой сейчас, моя вторая половина дома. Мне в пятницу пообещали технику. Мне сказали, решим вопрос, до 11 позвоним. До 11 мне никто не позвонил. Буду сейчас я вывозить. Надо именно сельхозмашину. Я сама ее найти не могу. Нанимать, это очень дорого! Вот, чтобы мне вот это снести все, нужно сто тысяч рублей.

От временного жилья, предложенного районными чиновниками, пришлось отказаться: в квартире без дверей и окон, площадью 9 квадратных метров семь человек могли бы поместиться только стоя. Но Гусевы не сдались. После работы все выходят на стройку. Заработанное идет на стройматериалы, покрытие кредита и на детей, один из которых родился этой зимой. Пока растить их приходится в условиях деревни начала 20 века: в доме, где они живут, нет воды и канализации.

Павел ПОЛОВОВ
КОРРЕСПОНДЕНТ
Ценой невероятных усилий они смогли собственными силами построить себе дом. Стройматериалами частично помогли друзья. Но теперь внутренние резервы исчерпаны, а помогать не хочет никто. На проект подключения к газу и электричеству нужно порядка 200 тысяч.

Недавно глава семьи сломал ногу. Рабочих рук убавилось, убавилось и заработанных денег. Администрация района смогла изыскать только 60 тысяч в помощь семье. На проект не хватает. Не говоря уже об оборудовании и материалах: трубах, котле, счетчиках, насосе, батареях и прочем. В районной администрации уверяют: «Мы стараемся помочь и делаем все возможное».

— Что касается вот нас, я вам ответственно говорю, мы фотографии вот, помните, делали? Мы фотографии приложили. Соответственно, в наши органы, соответствующие, это сопроводительным письмом. Галине Алексеевне позвонил, к сожалению, она находится в отпуске. Мы – еще раз продублируем, вопросов нет! Мы от помощи вам не отказываемся!
— Владимир Петрович, извините, с 26 декабря! Я с вами – да, когда вижусь, вы всегда меня успокаиваете. Мне ведь даже письма, даже весточки не было никакой!

Для погорельцев время играет огромную роль. Чем дольше они без собственного жилья, тем больше сумма за съемное, чем ближе конец лета, тем невыполнимей становятся предстоящие строительные работы. Они устали обивать пороги кабинетов и ждать. Обращались и к главе города, и к депутатам, и во все партии. Последняя надежда – президент России.

Ирина ГУСЕВА
Уважаемый Владимир Владимирович! 13 сентября 2017 года наш дом сгорел по вине соседей. И моя семья, в составе, значит, сына, снохи, внучки и мужа, мы остались на улице. Своими силами мы построили дом, разгребли все завалы. То есть власть нам на разбор завалов-то денег выделила, но вот дальше — большой вопрос: кто нам поможет? Газовый проект стоит 140 тысяч, свет подвести в дом – 25 тысяч, это не считая того, что нужно и газовый котел, и электричество, и розетки, и все остальное. Очень большая просьба: помогите нашей семье, не оставьте нас в беде!

 

 

Павел Половов, Александр Кретинин. Репортер 73


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*