Профессиональное выгорание увеличивает риск врачебной ошибки. К таким выводам пришли исследовали медицинской школы Стэндфордского университета. Специалисты опросили более 6 тысяч практикующих врачей. 55 % респондентов сообщили о симптомах выгорания. 10 % опрошенных признались, что совершили по крайней мере одну серьёзную врачебную ошибку за три последних месяца. Исследование проводилось в США и на вопросы отвечали американские медики.

И в России проблема врачебных ошибок стоит остро. Периодически «поставщиком» подобных историй выступает и Ульяновская область. На всю страну прогремело ЧП с формалином, имевшее место в Центральной клинической медико-санитарной части: погибла девушка. Кстати, это лечебное учреждение и раньше нет-нет да и попадало в сводки выявленных фактов врачебной некомпетентности. С такой же историей к нам обратилась жительница Ульяновска, два года назад здесь она потеряла самого родного человека — маму.

Маме Марии Мироновой смертельно не повезло. В больницу она попала 1 мая. Впереди продолжительные праздники. Настроение у всех приподнятое, весеннее. Мария рассказывает, что от медперсонала было сложно чего-либо добиться: как будто адекватно никто никого не воспринимал. Даже имя лечащего врача не сразу выяснили.

Мария МИРОНОВА
Мы не могли добиться ничего вообще. Кто врач, кто за нами следит, кто смотрит. Нареканий не было только к младшему медперсоналу, то есть это санитарки. Да там исполняли свои обязательства без нареканий. Что касается врачей, вот почему мы и довели все это дело до суда, это конечно безобразие.

В медико-санитарную часть мать Марии доставили с диагнозом обострение хронического панкреатита. Назначили соответствующее лечение. Все бы хорошо. Да только назначения не помогали. Женщине явно становилось хуже. Дежурный хирург жалобы пациентки выслушал, в ухудшении состояния ничего страшного не увидел. Три рентгенограммы брюшной полости изучил, но на описание дежурному-врачу рентгенологу не передал.

Мария МИРОНОВА
Мы были предоставлены сами себе. Мы выполняли назначения. О том, что выполнили мы, каков результат этих назначений, заключение что, к чему это все мы делаем. Мы не получили ничего. То есть все рекомендации, которые были назначены, все, что мы делали, все анализы, все описывалось по факту после смерти моей мамы.

Дочь позже настояла на вскрытии. Результаты которого подтвердили догадки — мать Марии умерла не от рецидива онкологического заболевания, как утверждали врачи, а от фиброзно-гнойного перитонита, вызванного прободением язвы желудка. Три медицинских экспертизы, проведенные за два года с момента смерти, свидетельствуют — анамнез собран не полноценно, надлежащая диагностика не проведена. Сегодня одновременно идут гражданское и уголовное разбирательство. Наша героиня, несмотря на хрупкость и грустные глаза, обладает внутренним стержнем, и сдаваться не собирается.

Мария МИРОНОВА
Это может коснуться любого из нас. Я не хочу, чтобы в нашей ситуации оказался кто-то. Понятно, что маму я конечно же этим не верну. Но для меня это дело чести. Человек умер потому, что кому-то что то было лень сделать. И я хочу чтобы человек который в этом виноват, конечно , какое-то наказание он понёс. Для меня это очень важно.

Проблема имела системный характер — признает нынешний главврач медико-санитарной части Максим Мидленко. ЧП случилось не при нём, но он по долгу службы ознакомился с делом. Поясняет — тогда диагностический процесс затянулся, по каким причинам — тоже история. Но, осложнения, связанные с перитонитом, в 60 процентах случаев приводят к летальному исходу. Это мировая статистика. И Россия, где медицина финансируется с перебоями и развивается с перегибами, совсем не так, как звучит в бодрых отчётах, в этих списках, увы, не в лидерах.

Максим МИДЛЕНКО
ГЛАВНЫЙ ВРАЧ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ МЕДИКО-САНИТАРНОЙ ЧАСТИ ИМЕНИ ЕГОРОВА
Если говорить по нашему учреждению из 26 случаев госпитализации в год и 8 тысяч операций ежегодно, у нас ноль одна сотая процента случаев врачебных ошибок. И то констатируя факт за 15, 16, 17 ну и 18 год частично можно говорить о том, что это по одному случаю в год. Вот эти ошибки они как таковые останутся. Никуда не денешься. Врачи такие же люди. Любой человек бывает уставший, болеющий, в состояние стресса и так далее, так далее. Но поверьте та травля, которая в последнее время, которая связана с такими, как хотелось бы кому- то представить, вопиющими случаями, она не помогает.

Диссонанс и огласка случаев врачебных ошибок ведёт лишь к дефициту специалистов. Максим Мидленко убежден — ни один медик не станет намеренно причинять вред пациенту и ставить на кон свою репутацию. И, тем более, сегодняшний главврач не приветствует судебные тяжбы: из-за них вверенное ему несколько месяцев назад учреждение уже лишилось ряда ведущих специалистов.

Максим МИДЛЕНКО
ГЛАВНЫЙ ВРАЧ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КЛИНИЧЕСКОЙ МЕДИКО-САНИТАРНОЙ ЧАСТИ ИМЕНИ ЕГОРОВА
Каждую ситуацию нужно разбирать не поверхностно, а гораздо глубже смотреть истинную причину, чтобы её искоренить. Если кто-то думает что это всё проходит впустую, спокойно или тонет в недрах учреждения, это необоснованно, люди не понимают, о чем рассуждают. Это потрясение. Это настоящее потрясение для любого. И поэтому, если человек ошибся, нужно чтобы медицинское сообщество, вместе со следственными органами совместно работало. А не просто люди, ничего не понимающие в медицине, пришли и сказали — да он виноват, давайте все свалим на него.

Из-за сложной медицинской специфики не все правозащитники берутся за подобные дела. Мария так же долго искала адвоката. Почти полтора года действовала фактически в одиночку. Весной нашёлся специалист, имеющий за плечами ряд подобных судебных процессов.

Георгий СОЛЯННИКОВ
АДВОКАТ
Со слов моего доверителя, предлагались ей какие-то компенсации. Очень небольшие, которых даже не хватило бы на похоронные услуги. Ну это смехотворные суммы, это издевательство. То есть человеку предлагают компенсацию в размере затрат на похороны. Нет, тут есть еще и моральный вред, который достаточно высоко надо оценивать. Тем более это смерть, смерть близкого человека.

В настоящее время в гражданском суде перерыв. Ждут завершения уголовного процесса. Судебное слушание по нему состоится 12 июля. Если суд будет на стороне потерпевших, хирургу, совершившему врачебную ошибку, грозит запрет на врачебную деятельность. Медицинскому учреждению — возмещение морального вреда.

 

 

 

Гульнара Шарипова, Иван Демидов, Геннадий Бухтояров. Репортёр 73


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*