«Тихий убийца», диабет — заболевание распространенное и весьма опасное. В России ещё и тем, что лекарств, положенных по закону, больным сегодня по-прежнему не хватает. В прошлом году обеспеченность ульяновских аптек необходимыми препаратами и сопутствующими медизделиями вызывала серьезные нарекания — вопрос на контроль взял глава региона. После нового года в министерстве разразился скандал, в результате сменился министр здравоохранения.

В начале прошлого месяца руководители ведомства рапортовали о решении проблемы обеспеченности пациентов. Но по-прежнему люди, которым по всем показаниям нужны медицинские препараты, вынуждены проходить не одну инстанцию, чтобы отстоять законные права на их получение.


Елена МАРКЕЛОВА
Вот я встаю утром, вот я беру мой прибор, я замеряю сахар, вот мой дневник, с которым я хожу, как положено, на прием к врачу. Вот все мои результаты записаны, то что я замеряю, вот мои все результаты. Я прихожу на прием. Каждый прием, каждый месяц к эндокринологу со своими результатами — вот они. Я замеряю сахар, я делаю укол. Только под замер. Если я не буду знать, какой у меня сахар — у меня будут печальные результаты.

Диабет — заболевание коварное, на первых порах может практически себя не проявлять. На стадиях более поздних человек не может жить без препаратов и вынужден регулярно отслеживать уровень сахара в крови. Иначе — смерть.

С августа 2016 года Елена Михайловна, инвалид 2-й группы (диабет 1-го типа), не может получить тест-полоски в должном количестве.

Елена МАРКЕЛОВА
Придя на прием, мне доктор сказал: «Я теперь вам не могу выписывать полоски в полном объеме, как положено, как всегда я вам выписывал. Теперь я буду вам выписывать только одну упаковочку — 50 штук», — которой мне хватает только на 10 дней.

Приказ Минздрава региона, на который якобы сослался врач, фактически уравнял все типы диабета, поставив людей с различными формами течения болезни в одинаковые условия дефицита. С тех пор жизненно важные средства диагностики приходится покупать на собственные средства — пенсию по инвалидности.

Елена МАРКЕЛОВА
Я писала, значит, в Генеральную прокуратуру Чайке, два письма Путину я писала, четыре письма Скворцовой я писала, где, значит, оттуда идет ответ: разобраться и доложить. Всё. Никаких результатов. Как выписывали, прихожу на прием — только одна упаковка.

10 октября Елену Маркелову огорошило еще одно известие — перестали выдавать положенный инсулин. Препарат нужно вводить ежедневно по несколько раз — диктует поставленный диагноз и подтверждает самочувствие.

ЗВОНОК НА ГОРЯЧУЮ ЛИНИЮ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Вам ответ был дан, что выбран по госконтракту? — Так. Ответ дал. Ну а как же мне быть без инсулина? — Вы когда в последний раз получали? У вас нет запасов? — Нет у меня запасов, откуда у меня запасы! Я звоню на горячую линию, где должен решиться мой вопрос. По инсулину, по жизненно необходимому препарату! — Я понимаю вас прекрасно, только мы можем связаться со складом, если они дают такой ответ, мы другой ответ предоставить вам не можем.

Лимита нет. Чтобы получить возможность жить, нужно заплатить деньги, потратить время и силы. С 2016 года Елена Михайловна судится за компенсацию расходов, кто возместит израсходованные нервы — неизвестно.

Чулпан ИЛЯСОВА
СТАРШИЙ ПОМОЩНИК ПРОКУРОРА ЗАСВИЯЖСКОГО РАЙОНА ГОРОДА УЛЬЯНОВСКА
Аптечным учреждением АО «Ульяновскфармация» эти рецепты не обеспечивались, и соответственно, она не получала тест-полоски. В связи с этим мы вынуждены были обратиться в защиту интересов Елены Михайловны Маркеловой в суд с исковым заявлением об обеспечении ее необходимымы средствами диагностики.

В 2016-м иск не удовлетворили, не помогла и апелляция, в 2017-м Минздрав по решению суда потребность обеспечил — путем компенсации за девять месяцев. В этом году — очередная тяжба, дело рассматривают в Ленинском суде.

Как стало известно, Елена Маркелова — далеко не единственный пациент с таким диагнозом, кто вынужден добиваться лекарств и тест-полосок. Жизненно необходимые средства не выдаются сейчас и несовершеннолетним диабетикам.

Обеспеченность больных — это средства федерального и регионального бюджетов. В первую очередь лекарства и медицинские средства получают дети и беременные женщины, норму для каждого пациента определяет лечащий врач.

Ленар ЗАРИПОВ
ЗАМЕСТИТЕЛЬ МИНИСТРА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Ситуация везде такая, по всей России, хочу сказать, но еще раз хотел, что выделенное из бюджета финансирование, к сожалению, не обеспечивает полную потребность. 826 рублей — это низкая цена, а инсулины и тест-полоски — они намного дороже. Региональное Министерство здравоохранения Ульяновской области, правительство всё делают для того, чтобы максимально обеспечить население.

Сухие цифры годового бюджета должны вместить потребность каждого больного. На практике — катастрофическая нехватка, и это при том, что в этом году, сообщает Минздрав, показатель обеспеченности выше, чем в предыдущем примерно на 30 миллионов. Когда бюджет иссякает, включается адресная помощь, но это означает лишь то, что нуждающиеся в лекарственных средствах люди вновь должны стучаться в кабинеты и доказывать свою потребность.

Вера Мещерякова, Геннадий Бухтояров, Константин Никитин. Репортёр 73


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*