Антонина Гусева — женщина-пилот страстью всей своей жизни сделала любимую профессию, о которой мечтала ещё с ранних лет. Даже после авиакатастрофы тяга к полетам не исчезла. 


Ей было всего пять, когда маленькая Тоня озвучила родителям — буду летчиком. Правда, тогда девчушка самолетов ещё не видела. Прочла книгу Каверина «Два капитана» — так в голове маленькой девочки зародилась большая мечта о небе. Отличница, однажды по дороге из техникума увидела учения десантников. Решение о первом прыжке приняла молниеносно.

Антонина ГУСЕВА
ВТОРОЙ ПИЛОТ
Я пришла и говорю: «Мне можно прыгнуть?». А они мне говорят: «Вы кончали что-нибудь?». А я что кончала?! Ну, говорю: «Да!». Они мне, мол, тогда иди на медкомиссию. Я побежала. Прибегаю, а там уж нет никого, они уехали. Вернулась и говорю «Прошла!». А тогда и бумажки никакие не давали, в общем, прыгнула с ПО2.

В 63-м поступила в Саранскую объединенную летно-техническую школу, где встретила своего будущего мужа.

У всех черные шинели, а на все училище две голубых — морские. Его и моя. Вот попала.

Инструктором в ДОСААФ учила курсантов. Сегодня с улыбкой вспоминает, как переживала за каждого, кого отправляла в первый полет.

Антонина ГУСЕВА
ВТОРОЙ ПИЛОТ
Всю траву на аэродроме съела. Курсанта выпустишь, а как волнуешься. Кто его знает, ведь первый раз человек улетел. Все такие высокие, здоровые. И вот полетели с ним, стали фигуры делать на петлю. Он тянет, там ручка управления, он тянет, я обеими руками на себя и ещё ногой толкаю. Кричу ему по СПУ: «Буркалин, отпусти ручку!». Самолет дрожит весь, трясется, сорвется сейчас в штопор, но вывести-то легко, высота есть. Прилетели, и я ему говорю: «Буркалин, ну что ты! Ну я же тебе говорю: отпусти, неужели ты не чувствуешь, что я тяну?». А он мне: «Да что вы, товарищ инструктор, я трактор за передок поднимаю». А я была 43 кг веса. 

После рождения дочери ушла в Аэрофлот. Пять тысяч часов в небе, но свой последний рейс Антонина Александровна никогда не забудет. В ночь на третье октября 1978-го самолет выполнял регулярный рейс Ульяновск — Тбилиси. На борту Як-40 26 пассажиров и шесть членов экипажа. На подходе к аэропорту назначения у самолета отказала гидросистема.

Тогда еще дурацкое правило было, обязательно выпускать носовую стойку. Она вручную выпускалась. И вот мы сидим и говорим, если бы не выпускать, на живот отлично бы сели, а носовая стойка… И вот мы коснулись ей, когда уже катились, и она попала в ямку. И нас пошло козлить… крыло зацепилось за столбик… Если бы шасси были бы, мы бы не задели, а это задели, крыло отвалилось — и мы в овраг. 

В сознание Антонина Александровна пришла только на третий день. Первый вопрос — есть ли погибшие? По счастливой случайности, тогда обошлось без жертв. Сама Антонина получила многочисленные переломы, в том числе позвоночника. По роковому стечению обстоятельств, после этого рейса Гусева должна была занять место первого пилота, но судьба распорядилась иначе. Сегодня в доме пилотов все напоминает о небе. Картины, фото, изображения самолетов здесь буквально на каждом углу. Влюбленные в небо и сегодня крепко держатся за руки, вспоминают с улыбкой проведенное время за тысячи километров над землей.

Катерина Терещенкова, Иван Демидов. Репортёр 73

 

 


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*