Жизнь обычного ребёнка — ежедневные прогулки  в удовольствие, свободное перемещение по городу с близкими, поездки за город, на экскурсии, куда угодно и на чём угодно. Перевезти здорового малыша труда не составит, если есть выбор: такси, общественный транспорт или личный автомобиль. Необходимо соблюдать правила — детей, напомним, перевозят  в специальных креслах, отсутствие  которых грозит штрафом. Совершенно другая, ограниченная,  жизнь у детей-инвалидов.

Лежачие дети с ограниченными возможностями здоровья —  частые гости в больницах и поликлиниках. Ежегодные осмотры и консультации с врачами, обследования и реабилитации. На личном авто такого ребёнка не перевезёшь — специальных удерживающих устройств  для них не создано. Переоборудовать собственную машину под транспортировку запрещает закон. Для наших героев, семьи из Ульяновска, поездки в лечебные учреждения стали испытанием. Средств на практически ежедневный заказ частной службы по перевозке лежачих больных у них нет. Родители отвозят ребёнка на личном грузовом фургоне, фактически каждый раз нарушая ПДД. 

АЛЕКСАНДР КАСТОЛИН
ОТЕЦ РЕБЁНКА-ИНВАЛИДА
Не нарушая правил, мы не можем его перевозить. Почему? Потому что со стороны инспектора — есть закон, и закон инспектора защищает. Но, со стороны ребёнка-инвалида — закона нет. По закону мы имеем право его носить на руках, перевозить его в трамвае, в маршрутном автобусе, троллейбусе. Дальше, для ребёнка-инвалида закон заканчивается.

Конфликт был неминуем: в одну из таких поездок, 22 сентября, семье выписывают штраф в 3000 рублей за неправомерную транспортировку ребёнка в личной машине. Всё по закону, за одним штрафом — другой. Признаем, что городские маршрутки — не лучший вариант для перевозки больного ребёнка! А заказ социального такси, которое имеет право перевозить лежачих тянет на такую же сумму, что и штраф — 3000 рублей. И то, если успеешь в очередь! 

ЧАСТНАЯ КОМПАНИЯ ПО ПЕРЕВОЗКЕ МАЛОМОБИЛЬНЫХ ГРАЖДАН
У нас занята машина на этой неделе, к сожалению, мы не сможем помочь.

Светлана и Александр Кастолины обращались к  властям всех уровней — вопрос остаётся открытым. Для лечения малыша стойкие родители уезжают с ним в Москву и Санкт-Петербург. Вновь встал вопрос о покупке специализированной машины. Тут городская власть помогла, выделили деньги, но их всё равно недостаточно — спец.автомобиль стоит почти 3 миллиона. 13 октября семью Кастолиных пригласили на встречу в Приёмную президента по Ульяновской области. Появилась надежда. 

СВЕТЛАНА КАСТОЛИНА
МАТЬ РЕБЁНКА-ИНВАЛИДА
Мы сегодня попали в Приёмную президента на приём к областному прокурору. Вопрос поднимался по перевозке нашего ребёнка. Прокурор согласился, что вопрос очень сложный, но возможно небезнадёжный. 

АЛЕКСАНДР КАСТОЛИН
ОТЕЦ РЕБЁНКА-ИНВАЛИДА
Никаких интервью, ничего сказать не можем. Потому что больше ничего не решилось. Надежда остаётся. Будем всё-таки дальше этот вопрос как-то решать, добиваться. Просто у нас других вариантов больше нет.

Визит в общественную приёмную ничего не решил, но не потому, что отдельный чиновник или властные структуры плохо работают. А потому, что лежачие дети с ограниченными возможностями здоровья среди крючкотворства российских законов  оказались вне закона. Таких детей только в Ульяновском регионе — тысяча! Как, раз и навсегда,  решить вопрос по легальной транспортировке таких малышей? Просто: признать ошибку законотворцев, переписать  нормы, учесть реальное положение. Пока героям нашего сюжета так и остаётся рисковать: то нарваться на штраф дорожного инспектора, то бесконечно тратиться на социальное такси. Видимо, у тех, кто законы пишет, нет детей-инвалидов…

Анжела Забашта, Олег Тоньшин, Репортер 73.

 


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*