Ад без адреса — яркий пример коммунального кошмара, неразберихи, и, вполне возможно — нежелания «сильных мира сего» прислушиваться к просьбам о помощи: дом без конкретного адреса в пределах городской черты, но за чертой человеческого понимания о не то чтобы комфортных, хотя бы сносных условиях обитания.

Проблемы нескольких семей выживающих в здании бывшей железнодорожной конторы мы впервые озвучили в марте этого года. Кажется что именно тогда о нём вообще вспомнили в муниципальных кабинетах: его даже нашли на картах, удивившись, что относится он не к жилой, а к промышленной зоне застройки. Однако то, что впечатлило наших зрителей, совсем не поразило приехавшую разбираться комиссию: дом не аварийный и пригоден для проживания — таков вердикт


Наталья ШАБАНОВА
Нам очень тяжело живется. Мы все время в больницах, поликлиниках, мы не выходим, потому что у нас там сырость в доме, плесень, обои падают. У нас многодетная семья, трое детей, одна в садике, у меня ребенок второй инвалид,третий в школе учится. Маленькая, пока еще с маленькой.

Привычно и спокойно жильцы рассказывают о своем «качестве жизни». Те, кому позволяют средства, на зиму снимают другое жилье, потому что ЗДЕСЬ жить невозможно. Кто не может съехать на холодное время года, отвечают, что привыкли. Главное украшение любой комнаты в преддверии очередного нового года тут не ёлка, а обогреватель типа «козёл». Есть ещё и те, кто плюнул на всё, поднатужился, назанимал, накопил и навсегда съехал из коммунального ада.

Условия жизни поражают – внутри дома плесень, отвалившиеся обои и, въевшийся даже в мебель, запах сырости. Дом не отапливается, стены разрушаются. Коммунальщики справедливо посчитали, что восстанавливать такой дом дорого, а живущие в нем люди могут этого потребовать через суд и отказались обслуживать эту постройку.

Наталья ШАБАНОВА
Потому что стало управляющей кампании, видимо, не выгодно, у нас котельная отапливалась углем, потом, из-за того, что долги, по квартирам и нас, как бы «выселили», сказали, в другую управляющую кампанию обращайтесь. Мы в другую управляющую кампанию хотели, они договор нам принесли, но там было включено все, как будто мы в обычных квартирах живем: ливневки, вывоз мусора и все-все-все. А у нас же ничего этого нет! Больше нас никуда не берут.Или, муниципальное же жилье здесь у некоторых! Не все собственники, а муниципальное жилье, они никто ничего. Так мы остались сами по себе.

Дом, сам факт существования которого городские власти не хотели признавать, говоря, что его нет на карте, все же найден. Хотя, энергоснабжающие организации, например, о его существовании знали всегда и плату за электроэнергию начисляют исправно. Даже на те квартиры, где электричество отключено, а двери – замурованы строительной пеной.

Когда дом нашли на карте города, у жителей появилась надежда, что его признают аварийным и, возможно, расселят. Обращение было направлено в управление жилищно-коммунального хозяйства города, откуда сперва приехала комиссия, а еще через время пришел ответ.

Наталья ШАБАНОВА
Данный вопрос рассмотрен на заседании межведомственной комиссии. Принято заключение об отсутствии оснований для признания данного дома аварийным или подлежащим сносу или реконструкции. Вот такой ответ нам прислали.

Ко всем прочим неприятностям здесь нет газа, хотя дом и опоясан по периметру газовой трубой. От таких коммунальных перипетий больше всего страдают дети.

Наталья ШАБАНОВА
Грибок вот. И то, это мы отмывали уже! Наверху по всем углам. Зимой, когда холодно, 30 градусов мороза, мы вот печку топим. Зимой отапливаемся печкой. Дровами и брикеты покупаем.

Павел ПОЛОВОВ
КОРРЕСПОНДЕНТ
Объемы жилищного строительства Ульяновской области находятся в полном соответствии с планом Минстроя Российской Федерации. Однако, жителей этого дома расселить, видимо, некуда – не зря же городская администрация отвечает: «Ваш дом пригоден для проживания»


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*