Практически каждый житель России хоть раз в своей жизни встречался с попрошайничеством на улице, в метро, на дороге. Разные ситуации, разные люди, разные судьбы. Истории всегда разные, как и предлоги, под которыми у вас просят деньги: на еду, на проезд, на лечение ребёнка, на корм животному.

Что это: бич времени, безнадежное положение человека или достаточно доходный бизнес? И на чьей стороне в этом вопросе закон?


Анжела ЗАБАШТА
КОРРЕСПОНДЕНТ
Большинство жителей помнит, как в начале двухтысячных пешеходные дорожки были излюбленным местом для цыганок с детьми, просившими милостыню. Люди делились на тех, кто совсем ничего не давал, и тех, кто всё равно рад был помочь копеечкой. Спустя семнадцать лет ситуация практически не изменилась, но людей, занимающихся попрошайничеством стало гораздо больше, соответственно, и мест, где они находятся.

Просят милостыню в метро, на вокзалах, улицах, рынках, у церкви. А теперь выходят и вдоль дорог, выпрашивать у водителей. И 99% подобных нищих – это, так называемые, профессиональные попрошайки. За старенькой бабушкой в платке скрывается молодая особа, а за якобы ветераном, просящим финансовой помощи – наркоман, лишившийся ноги. Все их объединяет одно: «крыша»: известны случаи, когда вечером за попрошайками приезжает машина, и после, уже вдали от посторонних глаз они отдают «дань» с заработанного своим главарям. Только вот управы на таких недобросовестных «нищих» — совсем нет.

Сергей СЕРГИЕНКО
ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ПРЕСС-СЛУЖБЫ УМВД РФ ПО УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ
В настоящее время, как федеральное, так и региональное законодательство не предусматривает какой-либо ответственности за попрошайничество и сбор милостыни на улицах города. Таких граждан можно привлечь к ответственности только в случае нарушения ими общественного порядка или поступление в органы внутренних дел соответствующего заявления.

Управа найдется только на попрошаек, находящихся на дорогах: они нарушают ПДД, и им вполне могут выписать административный штраф. Но и это сделать крайне сложно: профессиональные нищие об этом прекрасно знают, поэтому уходят с проезжей части как только видят полицию.
А совсем недавно появился новый вид попрошайничества (с первого взгляда занятие вполне себе благородное): под видом фонда помощи детям, старикам или животным по улицам разгуливают волонтёры с ящиками и собирают у прохожих деньги.

Владимир БЕРХИН
ПРЕЗИДЕНТ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «ПРЕДАНИЕ»
Сейчас, конечно, у этих людей есть юридические лица. То есть они уже зарегистрированы в Минюсте, у них уже есть какая-то деятельность, у них бывают сайты, бывают отчеты. Проблема только в том, что сам способ сбора, связанный со сбором наличных, на улицах какими-то людьми, он сам по себе так строен, что он создаёт большое количество бесконтрольных наличных денег, которые контролируют только сами сборщики. И это всегда, вот абсолютно, во всех известных мне случаях, всегда приводят к тому, что эти деньги не доходят до нуждающихся.

Таким образом, эти деньги от прохожих просто растворяются в карманах липовых фондов. Внешний вид, жалость, сиюминутная бездумная помощь – вот инструменты, которыми легко пользуются профессиональные попрошайки на улицах города.

В Ульяновске за последние годы известно о двух случаях, когда на подобные группировки нищих заводили уголовные дела: в 2015-ом осудили двух людей за похищение инвалида, с ампутированными ногами, которого планировали заставить заниматься попрошайничеством. Второй случай – это похищение в области девятилетней девочки.

Главный вопрос во всей этой криминальной истории: давать деньги или не давать. В конечном итоге только от жителей зависит, будут ли на улицах города профессиональные попрошайки.

 

Анжела Забашта, Александр Кудряшов, Репортёр 73


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*