В России с её богатой историей о культурном наследии, будь то музыка, литература, изобразительное искусство или архитектура, говорят либо с особым трепетом, либо не видят в упор. Остановимся на последнем.

XVIII век подарил государству здания в стиле барокко, рококо и классицизма. Век XIX с эклектикой и историзмом подражал древнерусскому искусству, ренессансу и готике. В веке двадцатом царили неорусский стиль, модерн и конструктивизм.

Ульяновский регион в этом отношении уникален: он сохранил здания различных эпох. Многие из них как культурные ценности находятся под федеральной охраной. За таким «торжеством» архитектуры и градостроительства остаётся… некультурное наследие.


В России существует единый государственный реестр памятников истории и культуры, где прописаны сведения обо всех объектах культурного наследия. Кроме федеральных достопримечательностей есть здания регионального и муниципального значения.

Анжела ЗАБАШТА
КОРРЕСПОНДЕНТ
Чтобы здание признали культурной ценностью, необходимо, чтобы с момента постройки или исторических событий, связанных с ним, прошло как минимум сорок лет. Однако это правило не распространяется на квартиры или дома, в которых жили люди выдающиеся. Часто бывает так, что объектом культурного наследия такие дома становятся сразу после их смерти.

Законодательно прописано, что особый статус даётся объектам, которые представляют ценность с точки зрения археологии, истории, искусства, науки, эстетики или же социальной культуры. И это даже не целый список, правил достаточно. Занимается определением ценности историко-культурная экспертиза.

Анжела ЗАБАШТА
КОРРЕСПОНДЕНТ
Эксперты пользуются строгими критериями для оценки тех или иных зданий. В частности постройка должна обладать индивидуальностью и стилевой выразительностью. Во всей этой истории с объектами культурного наследия остаются старинные дома, например второй половины XIX века, которой ценности никакой для города не представляют.

Улица Корюкина, дом 16. Стилевая выразительность у постройки есть, а культурной ценности, как оказалось, нет. За сохранность подобных зданий в любом городе России часто выступают общественники или просто ценители прекрасного.

И вот этого «памятника истории», кажется, скоро не будет. Словно стирается в памяти и умах общественности сам XIX век.

Почему у нас проблема, нас никто не хочет слушать? Потому что они все говорят, что частный дом, вы должны были поддерживать его в нормальном состоянии, вы сами виноваты, что довели до такого состояния этот дом.

За домом ухаживали, когда собственников было больше. Теперь – ни сил, ни средств. И, как по закону жанра, старинными (считай ветхими) зданиями управляющие компании не интересуются.

О расселении здесь, кажется, забыли давно: якобы город отвечает, что денег нет, да и история эта тянется ещё с 90-х.

Когда строили мемцентр, нас здесь без конца только и говорили «вот снесут, вот снесут». Потому что здесь, то мемзона, «снесут-снесут», ну, и надеялись люди. На этом и всё. И ничего, а потом здесь перестройка началась.

Иная ситуация, хотя бы с благоустройством, у домов, которые имеют архитектурный или исторический статус. Даже жильцам частных домов городская власть помогает, но с некоторыми оговорками.

Андрей ВОРОЖЕЦОВ
НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ ЖКХ ПРИ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА
Некоторые дома у нас находятся на обслуживании управляющих компаний, не в управлении, на обслуживании. То есть управляющая компания оказывает услуги по аварийному обслуживанию, по промывке, опрессовке, подготовке дома к зимнему периоду.

Старинные здания сносили всегда: например, в 30-х годах, массово в конце 80-х и начале 90-х. Часто в обход закона.

Этот дом возведен в 1868 году, рассказывают жители, правда некая комиссия их уверяла, что он чуть моложе, якобы построен в 1917-м. Кстати, в самом начале своей истории здание было деревянным, кирпичом его обнесли позже.

Михаил КАПИТОНОВ
АРХИТЕКТОР
Конкретно на этой улице он формирует часть старинной среды, он находится в ряду вот таких же старинных домов, слева, справа. То есть в принципе, например, если останется 12 дом, который сейчас на этой улице обладает статусом ОКН, а с этих сторон появятся новостройки, снова, гармонии не будет.

Даже такое «некультурное наследие», если брать во внимание статус 16-го дома на Корюкина, — это ценность, считает Михаил Капитонов. Другой вопрос, как сохранять такие постройки? Старина оказывается головной болью и тяжелым ярмом, когда у власти нет понимания архитектурной гармонии, управляющая компания не видит своей выгоды, а собственных средств жильцов на восстановление попросту нет: им бы выжить в этой красоте.

 

 

 

Анжела Забашта, Константин Никитин. Репортёр 73


Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*