Кто и что строит на спуске Халтурина в районе «легковой восьмёрки», кто и на каких основаниях рубит деревья? Эти вопросы сегодня активно обсуждаются на различных общественных площадках Ульяновска. Одни жители областного центра ратуют за сохранение зелёных насаждений, называя спил деревьев и кустарников варварством, другие обеспокоены монолитными конструкциями, проступившими из-за поредевшей поросли: а ну как очередной «Пионер-парк», и поползёт склон вниз, вместе с дорогой?


Евгений ЛУКОВКИН
КОРРЕСПОНДЕНТ
Неизвестный объект, который начали возводить на склоне «легковой восьмёрки» пугает горожан. У многих ещё в памяти оползень, который некоторые эксперты связывали со строительством «Пионер-парка». Это было на другом склоне, в районе «грузовой восьмёрки». Здесь конструкция постепенно растёт. Прямо за моей спиной находится так называемая опорная стенка, которая должна, по идее, предотвращать сползание грунта вниз. Здесь мы видим золу и экологи уже пишут про то, что деревья, которые вырубались на склоне, сжигались прямо тут.

Свежие спилы на деревьях и кустарниковой поросли — вот они. Мы начали исследование неизвестного объекта с той самой точки, откуда с ним познакомилось за последнее время большое количество ульяновцев. Около очередного изгиба «легковой восьмёрки» сегодня шумно: работает строительная техника, слышен стук топора и визг бензопил. Но подобраться отсюда к центру строительства затруднительно — мокрая грязь под ногами оберегает стройку лучше любого забора.

Выбираемся в город, проезжает по улице Кузнецова, сворачиваем на спуск Халтурина и вот он, фронт работ во всей его красе, в самом конце спуска. Внизу — бетономешалки, ждут своей очереди на разгрузку, а чуть выше — те самые топоры и пилы.

— Расскажите, пожалуйста, что происходит?
— Убираем аварийные деревья у газовой трубы, у дороги.
— Ну и расскажите нам это.
— Нет.
— А чего?
— У меня есть руководство, пусть оно и рассказывает.
— А чего же вы без руководства здесь такие работы проводите?

Застенчивость преодолевается стоило лишь спросить про документы на спил. Спасительная бумага извлекается на свет божий и разговор начинает клеится. Камера уже не пугает: такой исходящий адресат и подписи решают вопрос за так и оставшегося безымянным для нас мастера.

— Администрация города Ульяновска, официальное разрешение, выдано Горзеленхозу. 9 клёнов, 14 клёнов и 4 вяза.  А причина здесь где-то указана? …. А , вот: «… в отношении аварийно-опасных зелёных насаждений.» То есть всё, всё официально.

И снова вниз, к стройке. Масштаб работ не маленький, но на спуске Халтурина такой размах не в новинку. Конкретно тут когда-то стоял старый дом. Сгорел несколько лет назад, огород и сад зарос, место казалось покинутым. Сегодня у участка новый владелец, но кто он? Тайна стройки упорствовала, не желая раскрываться.

— Телеканал «Репортёр73», добрый день!
— Здравствуйте!
— А кто у вас прораб или кто главный?
— Я не знаю, где-то там
— А чего строите?
— Я не знаю.
— Понятно.

Евгений ЛУКОВКИН
КОРРЕСПОНДЕНТ
Как мы только что выяснили, спил деревьев производит Горзеленхоз по официальному разрешению администрации города Ульяновска. И к этим действиям вопросов, казалось бы больше нет. А вот что касается строительства объекта, мы только что попытались пообщаться с рабочими, они говорят что сами не знают что конкретно строят. Никаких документов, никакого паспорта объекта и, соответственно, ограждения вокруг этой стройки нет.

Рабочие исчезли как только увидели камеру. Отдуваться пришлось любопытному, но замешкавшемуся молодому человеку. Он присматривал за нами, но убедившись что мы точно направляемся к нему, попытался скрыться, однако ретирада не удалась.

— Вы может прораб какой-нибудь?
— Нет.
— Вы может работаете здесь, может быть вы знаете что строится?
— Паспорт объекта есть.
— А где паспорт то?
— Вы спросите…
— Кого?
— Не знаю, кто тут работает.
— А вы то кто?
— Я просто хожу здесь.
— Понятно.
— Есть заказчик, он строит себе дом.
— А, это — дом.
— Дом. Я так понимаю, я не знаю. Обращайтесь нему.
— Мы бы обратились, но никакой информации, как его найти?
— Я вам могу его номер телефона дать.
— О, отлично!

Набираем номер не сходя с места. На связи — Олег Кочнев, владелец участка и инициатор строительства. Говорит что возводит здесь сразу два индивидуальных жилых дома: для себя и для дочери. Не боится оползня или всё сделал по нормам и правилам?

Олег КОЧНЕВ
ВЛАДЕЛЕЦ УЧАСТКА, ЗАКАЗЧИК СТРОИТЕЛЬСТВА
Вот смотрите, я хочу заострить на чём внимание. На этой стройке выполнены какие виды работ: предпроектные, там сделан дренаж, согласно техническим условиям, выданным отделом управления Инженерной защиты, противооползневые работы, построена опорная стена, что бы склон укрепить, потом выпилены все кусты, выпилена вся поросль, очищен склон, восстановлено 2 дренажных колодца, существующих, но заваленных, я всё это восстановил. Фундамент выполнен путём бурно-набивных свай. Всё выполнено по технологии.

Что ж, появятся ли на этом месте два современных частных дома, или очередной «небоскрёб» — будет понятно через пару-тройку месяцев. Поскольку официальных протестов от контролирующих органов и органов муниципальной власти не поступало, есть основания полагать, что никаких нарушений нормативов проверяющие и контролирующие органы не обнаружили. Ульяновск меняется, строится и перестраивается. Очевидно, областной центр вступает в очередную эпоху «домов на склоне», последние из которых, кстати, исчезли не так давно, всего лишь в 70-х годах 20 века.

 

Евгений Луковкин, Геннадий Бухтояров, Репортёр73


Category:

Смотреть

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*