Смотреть

Акварели старого Нового города: панельные микрорайоны, строгие геометрические формы, широкие дворы

Замечать красоту в повседневности — избитый призыв романтиков или нечто большее? Для художницы Юлии Узрютовой привычные виды панельных многоэтажек стали источником вдохновения. Её серия акварельных работ воспевает лаконичность и строгую геометрическую метрику советских бульваров и проспектов, а также уютную зелень просторных дворов.

О ностальгических акварелях старого Нового города и об их создательнице.



Вячеслав НОВОЖИЛОВ
КОРРЕСПОНДЕНТ
Панельные микрорайоны: строгие геометрические формы, широкие дворы. Городская пастораль, за долгие годы ставшая для многих привычной и невыразительной. Однако, для художницы из Нового города объёмы многоэтажек стали источником вдохновения.

 

Юлия УЗРЮТОВА
ХУДОЖНИК
Как-то во время дождя, прогуливаясь по Новому городу, я заметила контраст между тёмным небом и светлыми зданиями. И мне показалось это похожим на черно-белые фотографии и я решила их в акварели изобразить. Мне захотелось изобразить здания, какими они были изначально в Новом городе. Чистыми, без рекламы, без пристроек, без сайдинга, без всего.

 

Серия «Последние динозавры эпохи»: это салют минувшему столетию, дань памяти советскому градостроению, переплетённая с тёплыми ностальгическими воспоминаниями.

 

Юлия УЗРЮТОВА
ХУДОЖНИК
Во-первых динозавры — это очень сильное, мощное что-то. И эти здания мне кажутся такими же. И эти здания, наверное, тоже последнее физическое, что нас с нашим прошлым, советским, ещё связывает. Именно физическое. Мне кажется, они достойны того, чтобы их сохранять, а не так, как к ним иногда относятся.

 

На одной из работ: здание молочной кухни на Пензенском бульваре. Заброшенное несколько лет назад, сегодня оно превратилось в место притяжения маргиналов. Его стены исписаны граффити, а ритмичный ряд окон заколочен досками.

 

— Мне нравится галерея, которая сохранилась в этом здании. Круглые окна и в целом он похож на небольшой корабль, который вот на этой работе как будто выплывает из темноты. Чем-то действительно напоминает чёрно-белую старую фотографию.

 

На другом листе: двор 73-й школы, окружённый привычной дымкой воспоминаний. Сквозь её марево идут две фигуры: мать и дитя. Это самая личная и тёплая работа Юлии.

 

— В моих воспоминаниях оно сохранилось именно так. Каждый день через стадион мы с мамой ходили в школу. Вот здесь я изобразила всё в какой-то дымке, потому что сейчас же всё по другому. Это своего рода такое фрагментарное воспоминание.

 

В интернете художник обрела солидное число поклонников и единомышленников. Воспоминания пользователей, жителей Нового города, удивительно созвучны с образами на её работах.

 

Юлия УЗРЮТОВА
ХУДОЖНИК
Например, в магазине Антей продавали хозяйственно бытовые всякие товары. И там был особенный такой запах. И я его тоже запомнила с детства. И мне один человек написал, что тоже помнит этот запах. Или пол из гранитной крошки. В некоторых зданиях той эпохи они ещё остались.

 

В октябре Юлия поедет на выставку «Голос городов» в Петербурге. Её посетители «услышат», как звучат северная столица, Магнитогорск, Саратов и какой тон и тембр у Нового города в Ульяновске.

 

Юлия УЗРЮТОВА
ХУДОЖНИК
Я наблюдала, когда мы гуляли с мамой после обеда, как строился проспект Дружбы Народов, я всё это наблюдала под звуки свай. И, наверное, это так очень тесно сплелось с детством, что я не воспринимаю эти объекты, как архитектуру. Для меня это воспоминания.

 

Сейчас облик Нового города меняется и, по словам художницы, не в лучшую сторону. Новые микрорайоны уже не походят на город мечты, который представляли советские архитекторы. Исчез размах, стены пестрят неуместной рекламой, а фасады зданий исчезают за безликой обшивкой. Но её память всё ещё хранит образы старого Нового города.

Вячеслав Новожилов, Сергей Рябухин