Под пригоршней мелочи – остатки лыж, нож, расчёска, подсумок, гранаты, каски всё, что осталось. Поля сражений Великой Отечественной не отпускают сынов русской земли: из года в год поисковые экспедиции отправляются в разные регионы современной России, где более семидесяти лет назад насмерть стояли советские солдаты.

Ульяновский отряд «Крутояр» вернулся с очередного поиска. Останки двух бойцов РККА печально известной второй ударной армии, к сожалению, оставшись безымянными, всё-таки наконец-то покинули болота Ленинградской области и ожидают захоронения на воинском кладбище. 


Проехать сюда можно только на болотоходе: иной транспорт будет обречён. Болотистый край Ленинградской области, знаменитое урочище Коровий ручей, рядом – Красная горка. В 42-м году отсюда с боями вырывались части второй ударной, под почти не прекращающимися обстрелами и атаками вермахта лыжные батальоны прорывались на Любань, пытаясь соединиться с Волховским фронтом.

Ульяновские поисковики впервые для себя дотянулись до этих мест и с коллегами из Новодвинско-Санкт-Петербургского отряда «Норд» обнаружили останки двух красноармейцев.

Захар ТОКАРЕВ
КОМАНДИР ПОИСКОВОГО ОТРЯДА «КРУТОЯР» (УЛЬЯНОВСК)
Это место боя за железную дорогу, которая шла, по-моему, от Любани в Тосно, старая узкоколейка. Туда прорывались наши бойцы. Нашли место рукопашного боя. Под останками наших бойцов очень много и вражеского всего попадается, все вперемешку. Видно, что был серьёзный рукопашный бой.

Здесь, ориентируясь на сопутсвующие находки, двух бойцов РККА буквально собирали по фрагментам: останки растащили животные, разбросали корни растущих деревьев и кустарника. К сожалению, обнаружить медальоны и установить личности павших не удалось. Кости предадут земле в воинском захоронении.

Болота, топь, комары – работа поисковика проходит в любых условиях. Бывает, что люди из отряда уходят – не выдерживают, но «крутояровцы» только множат свои ряды. Это сегодня здесь так, говорит командир отряда, терпимо…

Захар ТОКАРЕВ
КОМАНДИР ПОИСКОВОГО ОТРЯДА «КРУТОЯР» (УЛЬЯНОВСК)
Было ещё хуже, это был март-апрель 42-го года. Вначале были сильные морозы, и по донесениям – и по нашим, и по немецким, то же урочище Коровий ручей и Заречье, по-моему, называется деревня, там погибало в день-два до трех с половиной тысяч наших бойцов. Они лежали тупо на снегу.  Когда началось потепление, все это превратилось в кашу, разумеется, и так они и остались там лежать. Очень труднодоступные места. И в те времена они были очень труднодоступные.

Вокруг глубокие болота. Места, практически не хоженые со времён войны. Леса хранят артефакты, с каждым поиском пополняющие коллекции музеев: вот фюзеляж немецкого «Штуки», 87-й Юнкерс стал неожиданной находкой «Крутояра», а вот советская полевая кухня. Немецкий снаряд исковеркал металл, суровая природа не осталась в стороне. Но в умелых руках даже эти останки могут послужить для сохранения бесценной памяти.


Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*